Блог адвоката

6 ноября 2020 года умер Народный артист России Михаил Жванецкий, главный одессит, оставив после себя богатое литературное наследие и незабываемые сценические образы. А так же значительное количество материальных благ.

По сведениям Российской газеты [1], Михаил Михайлович на момент смерти являлся собственником квартиры в Старопименовском переулке, в центре Москвы, площадью 250 кв.м., различной недвижимости в Подмосковье, Одессе и США. По мнению издания, отчисления за пользование произведениями автора могут составлять сотни миллионов рублей ежемесячно.

Комсомольская правда опубликовала материал, посвящённый личной жизни сатирика [2], кратко рассказав о каждом из его шести детей, о перипетиях межличностных отношений. Российская газета считает, что имущество может стать предметом споров между потенциальными наследниками. 

Наследственное планирование позволяет не только защитить состояние, расположенное в различных юрисдикциях, для следующих поколений, но и приумножить его. Соответственно, недостатки в наследственном планировании (так же как его отсутсвие), могут стать причиной краха состояний любого размера.

Наследственное планирование, защита интересов при наследовании благосостояний является основным направлением нашей деятельности.

Библиография и ссылки:

  1. https://rg.ru/2020/11/19/za-200-millionnoe-nasledstvo-zhvaneckogo-poboriutsia-piatero-vnebrachnyh-detej.html
  2. https://www.kp.ru/daily/21712089.3/4323097/

В 2015 году ФНС России запустила в работу АСК НДС-2 - автоматизированный алгоритм, позволяющий выстраивать цепочки формирования добавленной стоимости в целях пресечения уклонения от уплаты НДС. С этого времени в распоряжение налоговой инспекции начала поступать ориентирующая информация, многократно повысившая эффективность деятельности государства в сфере налогообложения.

Однако, налоговый инспектор - это пока ещё человек, которому свойственно ошибаться. К ошибкам приводит низкое качество работы, направленной на обеспечение проверочных действий налогового органа доказательствами, ложащимися в основу принимаемых решений. На человеке лежит ответственность за трансформацию ориентирующей информации, поставляемой автоматизированным налоговым алгоритмом, в информацию доказательственную.

Интересный с познавательной точки зрения случай произошёл в г. Чита, где МИ ФНС №2 провела выездную проверку деятельности ООО «Фобос», по результатам которой вынесено решение о доначислении 83,3 млн. недоимки по НДС, 17,9 млн. пени по этому налогу, а так же 11,7 млн недоимки по налогу на прибыль организации. 

Налоговый орган руководствовался предположениями о том, что ООО «Фобос», приобретя в Китае овощи и фрукты на сумму 952,5 млн., и продав их в России за 387, 9 млн (на 60% дешевле), сокрыло действительный смысл сделки. При этом, инспекция не установила рыночную стоимость реализованной продукции, в том числе с применением расчётного метода. В отсутствии расчёта, налоговая база, облагаемая налогами на добавленную стоимость и на прибыль организации осталась неустановленной. Соответственно, факт нарушения налогового законодательства не подтверждён надлежащими доказательствами.

В качестве краткого отступления необходимо отметить, что применяя расчётный метод определения размеров налогового обязательства, налоговые органы чаще «ошибаются» не в пользу налогоплательщика. Выявление этих ошибок может быть затруднено природой оцениваемых объектов. Эффективным способом защиты в таких случаях является проведения различного рода экспертиз. Важно, что бы все противоречия, свидетельствующие в пользу налогоплательщика, были установлены до подачи заявления в суд.

ООО «Фобос» обжаловала решение налогового органа. 30 июля 2019 года Арбитражный суд Забайкальского края признал его незаконным. С судом первой инстанции 17 октября 2019 года согласился Четвёртый арбитражный апелляционный суд, а 25 декабря 2019 года - Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.

Рассказ о ловушке ликвидности целесообразно начать с описания  парадокса бережливости, так как оба эти явления состоят в причинно-следственной связи.

Проявления парадокса бережливости наблюдается в Европейском Союзе, Японии и США. Ситуация характеризуется чрезмерным количеством «свободных» денежных средств на банковских счетах и отсутствием разумных возможностей для инвестирования. 

С одной стороны, все классические инвестиционные инструменты, такие, как акции, облигации, драгоценные металлы и недвижимость стоят очень дорого, в связи с чем утратили привлекательность. С другой стороны, население, опасаясь потери экономической стабильности, воздерживается от приобретения товаров и услуг, откладывая деньги «на чёрный день». Такое поведение влечёт за собой снижение цен на потребительские товары (стагфляцию). 

Таким образом, парадокс бережливости состоит в падении национального дохода при наличии большого количества «мёртвого» капитала, «пузырей» на инвестиционных рынках и падения цен на потребительские товары.

Первыми на парадокс бережливости обратили внимание научной общественности  экономисты У. Фостер и У. Кетчингс, позднее - лауреат Нобелевской премии по экономике Джон Кейнс. Ему принадлежит методика преодоления описанной ситуации. Кейнс предложил использовать меры, направленные на повышение уровня инфляции. Таким образом участники экономического оборота (граждане и организации) принуждаются к расходованию денежных средств в страхе перед их обесцениванием.

Кейнсианская технология на практике реализуется по средством:

  • Количественного смягчения, которое состоит в «накачивании» экономики новыми деньгами. Для этого государства выкупают свои же, ранее размещённые на рынке, облигации, доводя доходность по ним до отрицательных значений. Инвесторы вынуждены продавать переоценённые облигации и искать применение свободным деньгам в реальной экономике;
  • Снижения центробанками ключевых процентных ставок до отрицательных значений. Суть этого подхода состоит  во взимании установленного процента с неинвестированных денежных средств, размещённых на банковских счетах [1]. По своей сути, вздымание отрицательного процента является штрафом за наличие неиспользованного капитала. 

И вот, реализация кейнсианских мер, направленных на борьбу с парадоксом бережливости, приводит своих приверженцев в ловушку ликвидности. П. Кругман определяет её как ситуацию, в которой обычная монетарная политика (в понимании, предложенном Д. Кейнсом) становится бессильной, потому что номинальные процентные ставки находятся на нуле, близки к нулю, или имеют отрицательное значение; введение денежной базы в экономику не имеет никакого эффекта [2].

Введение отрицательных процентных ставок приводит не к росту инвестиционной активности, а к обналичивание денег населением. Происходит стремительный переток капиталов из классических банков в банки стеклянные)

Библиография:

  1. Кавицкая И.Л. Институциональные особенности политики отрицательных процентных ставок Европейского Центрального банка. Журнал институциональных исследований Том 11, № 1. 2019, стр. 81-94.
  2. Krugman Paul R., Dominquez Kathryn M., Rogoff Kenneth. It’s Baaack: Japan’s and the Return of the Liquidity Traps. Brookings Papers on Economic Activity, Vol. 1998, No2, (1998), pр. 137-205.