Блог адвоката

СОБСТВЕННИК БЕЗ ЗАЩИТЫ

Если в ходе налоговой проверки обнаружены факты, свидетельствующие о совершении преступления, в частности, против собственности самого налогоплательщика, подача от его имени заявления о признании решения налогового органа недействительным, может быть квалифицирована как укрывательство преступления.

Рассмотрим случай, произошедший с одним из крупнейших предприятий Калужской области, специализирующемся на выпуске высокотехнологичной продукции. 2017-й год ознаменовался для него двумя значимыми событиями: сменой директора и налоговой проверкой хозяйственной деятельности. 

Налоговая инспекция обнаружила, что прежнее руководство предприятия заключило ряд договоров с фирмами-однодневками, взявшими на себя обязательства по выполнению  опытно-конструкторских работ, стоимостью более 37 миллионов рублей. Документы об исполнении договоров были подписаны, деньги уплачены, однако, все работы произведены конструкторами самого предприятия и за его счёт.   

В связи с этим, инспекция посчитала недопустимым уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль на сумму фиктивных договоров, приняв решение о доначислении налога.  Новый директор подал заявление в Арбитражный суд Калужской области с требованием о признании незаконным решения налогового органа, утверждая, что все спорные контрагенты являлись добросовестными налогоплательщиками, а прежний руководитель предприятия проявил должную осмотрительность и осторожность при заключении указанных договоров.

Закон говорит о том, что директор предприятия должен осуществлять свои права и исполнять обязанности добросовестно и разумно [1]. Неразумность действий, в частности, может состоять: в принятии решений без учета известной информации, имеющей значение в данной ситуации; в непредпринятии действий, обычных для деловой практики при сходных обстоятельствах, направленных на получение необходимой и достаточной для принятия решения информации [2].

Подача в арбитражный суд заявления об оспаривании решения налогового органа сопряжена для нового директора с доказыванием реальности спорных хозяйственных операций [3]. С точки зрения гражданского права [4], утверждение в суде о действительности фиктивных договоров, является формой злоупотребления правом участника судебного разбирательства [5].

В доктрине уголовного права, создание ложной субъективной, предметной, пространственной, временной, информационной, следовой обстановки, скрывающей умысел и цели, на достижение которых направлено противоправное деяние, называется инсценировкой [6]. В рассмотренной ситуации предпринималась попытка представить события, связанные с заключением фиктивных договоров в качестве фактов обычной хозяйственной деятельности. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанции в удовлетворении заявленного новым директором требований отказали, подтвердив законность решения налоговой инспекции. 

Анализ практики арбитражных судов свидетельствует о том, что описанные инсценировки встречаются систематически. Менеджмент организаций, столкнувшихся с такой проблемой, «свободно» относится к защите интересов собственника. «Свобода» начинается с возможности заключать договоры на выполнение работ, фактически осуществляемых за силами самого предприятия, и продолжается подачей в суд заявлений с целью имитации правомерной деятельности.

Библиография:

  1. Пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 71 Федерального закона «Об акционерных обществах».
  2. Подпункты 1, 2 пункта 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».
  3. Пункт 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».
  4. Статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  5. Статья 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  6. Фадеев В.И. Расследование криминальных инсценировок. М. Норма 2009, 160 стр.