Блог адвоката

Описание ситуации

Минюст и Минфин общими усилиями совершенствуют законодательство в сфере противодействия коррупции. В ближайшем будущем конфискации будет подлежать не только имущество, в отношении которого не представлены доказательства, подтверждающие его приобретение на законные доходы, но и  денежные средства – в случае отсутствия доказательств законности их получения. 

Изменяется не только законодательство, но и практика его применения. В июле 2020 года Верховный Суд занял активную позицию в борьбе с легализацией доходов, полученных в результате нарушения законодательства [1]. Теперь, для выявления фактов противоправного использования судебного порядка разрешения споров недобросовестными участниками гражданского оборота, суды будут исследовать соответствующие обстоятельства:

  • Привлекать к участию в «подозрительных делах» соответсвующие государственные органы: Прокуратуру, Росфинмониторинг, Федеральную налоговую службу и т.д.;
  • Отказывать в принятии заявления о выдачи судебного приказа в случае, если обращение в суд с данным заявлением может быть связано с намерением совершения незаконных финансовых операций;
  • Пересматривать судебные акты по вновь открывшимся обстоятельствам в случае обращения с соответствующими заявлениями Прокуратуры, Росфинмониторинга, налоговых или таможенных органов, если эти обстоятельства указывают на нарушение участниками процесса законодательства в сфере противодействия легализации доходов, полученных незаконным путем;
  • Отказывать в утверждении мирового соглашения и не принимать признание иска ответчиком (признание стороной обстоятельств) и иные результаты примирения сторон, если имеются основания полагать, что лица, участвующие в деле, намерены совершить незаконную финансовую операцию при действительном отсутствии спора о праве между ними;
  • сообщать в органы дознания или предварительного следствия о выявлении в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица, признаков экономического преступления;
  • отказывать в удовлетворении требований, основанных на мнимой (притворной) сделке, совершенной в целях придания правомерного вида передаче денежных средств или иного имущества;
  • Принимать иные меры, направленные на противодействие легализации сомнительных доходов.

И, несомненно, самый значимый вклад в упорядочение отношений, связанных с получения доходов в нашей стране, принадлежит Федеральной налоговой службе и работающему на эту организацию искусственному интеллекту. Для подтверждения этого факта можно указать на то, что в апреле 2019 года на Форуме по налоговому администрированию ОЭСР (FTA) глава FTA и налоговой службы Норвегии Ханс Христиан Хольте заявил о том, что российская система — мировой лидер по цифровизации налоговой сферы [2]. 

ФНС обрабатывает информацию о 165,8 млн граждан Российской Федерации и других государств, 4,1 млн юридических лиц и 3,97 млн индивидуальных предпринимателей. При этом, ежегодно автоматически администрируется 76 млн налоговых деклараций, 15 млрд счетов-фактур по НДС и информация по 250 млн. сделок по трансфертному ценообразованию [3].

Начиная с 2015 года система АСК НДС-2, выстраивающая цепочки формирования добавленной стоимости и в автоматическом режиме пресекающая уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость или попытки его мошеннического возмещения, способствовала сокращению количества фирм-однодневок в 2 раза, а попыток мошеннического возмещения этого налога - в 10 раз [4]. При этом, в несколько раз сократилось количество налоговых проверок.

Действующие лица и решения проблемы

Существующий уровень цифровизации налоговой службы позволяет с высоким уровнем достоверности выявлять сомнительные транзакции, и принятие мер активного реагирования в отношении их участников - это дело самого ближайшего времени. В «группе риска» находятся две, интересующие нас, категории граждан: чиновники, имеющие нетрудовые доходы, и бизнесмены, ведущие своё дело нечестно.

Чиновникам, по всей видимости, придётся отказываться от дополнительного заработка, либо уйти со службы. Бизнесменам целесообразно заниматься внедрением технологии бережливого производства, снижая издержки и повышая качество производимых товаров и услуг, не рассчитывая на увеличение размера прибыли за счёт незаконных схем. 

Те, кто не найдут в себе желания для того, что бы приспосабливаться к новой ситуации, столкнуться с разного рода неожиданностями. И для новых ситуаций потребуются другие решения 🤓

Библиография:

  1. Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям. Утверждён Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 08.07.2020.
  2. Барашкова Л.А. ТРАНСФОРМАЦИЯ ЦИФРОВОЙ ПЛАТФОРМЫ ФНС РОССИИ. Кафедра мировой экономики и международных экономических отношений, Санкт-Петербургский государственный экономический университет, г. Санкт-Петербург.
  3. Милюкова Яна, Тофанюк Елена, Титов Сергей. «Принципиальный жесткий мужик: чем известен новый премьер Михаил Мишустин». 
  4. Mishustin, M. (2017) FNS Rossii ispol’zuet proryvnye tekhnologii, chtoby sootvetstvovat’ novym trebovaniyam k nalogovoy sisteme [The Federal Tax Service of Russia uses breakthrough technologies to meet new requirements for the tax system]. 

С уважением,

Адвокат Сергей А. Комягин 

Если в ходе налоговой проверки обнаружены факты, свидетельствующие о совершении преступления, в частности, против собственности самого налогоплательщика, подача от его имени заявления о признании решения налогового органа недействительным, может быть квалифицирована как укрывательство преступления.

Рассмотрим случай, произошедший с одним из крупнейших предприятий Калужской области, специализирующемся на выпуске высокотехнологичной продукции. 2017-й год ознаменовался для него двумя значимыми событиями: сменой директора и налоговой проверкой хозяйственной деятельности. 

Налоговая инспекция обнаружила, что прежнее руководство предприятия заключило ряд договоров с фирмами-однодневками, взявшими на себя обязательства по выполнению  опытно-конструкторских работ, стоимостью более 37 миллионов рублей. Документы об исполнении договоров были подписаны, деньги уплачены, однако, все работы произведены конструкторами самого предприятия и за его счёт.   

В связи с этим, инспекция посчитала недопустимым уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль на сумму фиктивных договоров, приняв решение о доначислении налога.  Новый директор подал заявление в Арбитражный суд Калужской области с требованием о признании незаконным решения налогового органа, утверждая, что все спорные контрагенты являлись добросовестными налогоплательщиками, а прежний руководитель предприятия проявил должную осмотрительность и осторожность при заключении указанных договоров.

Закон говорит о том, что директор предприятия должен осуществлять свои права и исполнять обязанности добросовестно и разумно [1]. Неразумность действий, в частности, может состоять: в принятии решений без учета известной информации, имеющей значение в данной ситуации; в непредпринятии действий, обычных для деловой практики при сходных обстоятельствах, направленных на получение необходимой и достаточной для принятия решения информации [2].

Подача в арбитражный суд заявления об оспаривании решения налогового органа сопряжена для нового директора с доказыванием реальности спорных хозяйственных операций [3]. С точки зрения гражданского права [4], утверждение в суде о действительности фиктивных договоров, является формой злоупотребления правом участника судебного разбирательства [5].

В доктрине уголовного права, создание ложной субъективной, предметной, пространственной, временной, информационной, следовой обстановки, скрывающей умысел и цели, на достижение которых направлено противоправное деяние, называется инсценировкой [6]. В рассмотренной ситуации предпринималась попытка представить события, связанные с заключением фиктивных договоров в качестве фактов обычной хозяйственной деятельности. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанции в удовлетворении заявленного новым директором требований отказали, подтвердив законность решения налоговой инспекции. 

Анализ практики арбитражных судов свидетельствует о том, что описанные инсценировки встречаются систематически. Менеджмент организаций, столкнувшихся с такой проблемой, «свободно» относится к защите интересов собственника. «Свобода» начинается с возможности заключать договоры на выполнение работ, фактически осуществляемых за силами самого предприятия, и продолжается подачей в суд заявлений с целью имитации правомерной деятельности.

Библиография:

  1. Пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 71 Федерального закона «Об акционерных обществах».
  2. Подпункты 1, 2 пункта 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».
  3. Пункт 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».
  4. Статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  5. Статья 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  6. Фадеев В.И. Расследование криминальных инсценировок. М. Норма 2009, 160 стр.

Какое направление обучения выбрать сегодняшнему абитуриенту: «правоохранительная деятельность», либо «судебная экспертиза»? Ответ зависит от личных предпочтений будущего студента при выборе приоритетными тех или иных правовых наук, призванных обеспечить выявление и устранение противоречий, возникающих в общественной жизни. 

Для того, что бы общество могло видеть внутреннюю, скрытую от глаз наблюдателя, суть противоречия, существует криминалистика. Она решает вопросы выявления и фиксации доказательственной информации, позволяющей правильно интерпретировать представляющие интерес события. Методы криминалистики основаны на прикладном применении достижений технических и естественных наук. На применении этих методов полностью построена судебная экспертиза. 

Правоохранительная деятельность направлена на выявление, пресечение и предотвращение противоречий, представляющих общественную угрозу. С одной стороны, она состоит в совершении физических действий, позволяющих обезопасить общество здесь и сейчас, например, посредством задержания преступника на месте преступления.

С другой стороны, правоохранитель выполняет важнейшую функцию, необходимую для осознания сути противоправного явления. Она реализуется посредством доказывания - выявления связей между явлениями, фактами и обосновывающими их другими фактами и явлениями. В этом деле правоохранитель работает во взаимодействии с судебным экспертом. 

Следовательно:

  • Судебный эксперт является «зрением и слухом» для общества, которое, в судебном разбирательстве представлено судом, а в административном процессе, в дознании и предварительном расследовании - должностными лицами правоохранительных органов;
  • Правоохранитель, в свою очередь, является руками, ногами и головой общества при защите его интересов от противоправных посягательств.

Специалисты по этим направлениям одинаково востребованы, и выбор, чему учиться, - личное дело каждого молодого человека, решившего посветить свою профессиональную жизнь упомянутым нами областям знания. И здесь вспомним Карлоса Кастанеду, и слова, сказанные индейцем-философом Доном Хуаном: «Любой путь — лишь один из миллиона возможных путей. Поэтому воин всегда должен помнить, что путь — это только путь; если он чувствует, что это ему не по душе, он должен оставить его любой ценой. Любой путь — это всего лишь путь, и ничто не помешает воину оставить его, если сделать это велит ему его сердце. Его решение должно быть свободно от страха и честолюбия. На любой путь нужно смотреть прямо и без колебаний. Все пути одинаковы: они ведут в никуда. Есть ли у этого пути сердце? Если есть, то это хороший путь; если нет, то от него никакого толку. Один путь делает путешествие по нему радостным: сколько ни странствуешь — ты и твой путь нераздельны. Другой путь заставит тебя проклинать свою жизнь. Один путь даёт тебе силы, другой — уничтожает тебя».